Выбрать страницу

Как трогательно, нежно, с любовью дочери от отца. Прочитайте — мужчина не стыдится искренне выражать свои чувства, письмо показывает глубокое уважение к взрослой дочери и любовь  к той малышке, которою он любит. Как много о чувствах в этом письме! Кажется, мы тут в 21 веке совсем засохли…

Совсем недавно во время разбора семейного архива, мне в руки попало настоящее сокровище. Письмо прадеда моей тогда двадцатилетней бабушке, направленной в другой город по распределению после училища. Письмо отца дочери. Написанное в далёком 1932 году. Оно настолько наполнено родительской заботой и любовью, пронизано гордостью и добротой, что хочется поделиться им с каждым.

 

письмо отца дочери

 

«Привет из Москвы 27 февраля 1932 года в 9 вечера.

 

Дорогая наша радость, дочурка Зоя. Долго, очень долго ждали твоего письма.

 

На силу дождались. Читаем и перечитываем. Мама всплакнёт таки всплакнёт. Я, как приду с работы, то каждый раз спрашиваю: «Мамочка, от Зои есть письмо? А она отвечает с грустью: нет что-то». Вот то и дело вспоминаем, что же такое случилось, что наша несравненная дочь не пишет нам, не отвечает на посланные письма. Нездорова, так надо оповестить. Если какое несчастье, так также следовало бы сообщить и вот, наконец-то, 26-го 2-го мама видела во сне овёс. То, стало быть, должно от Зои быть известие.

 

И наконец-то пришёл желанный день 27-го февраля, что дождались твоего большого прочувствованного, осмысленного, прекрасного письма. Очень рады. Лично я, то я читал и перечитывал несколько раз со слезами от радости и счастья. Зоя, ведь пойми, что за всё время твоей жизни я чрезвычайно тебя любил и, если были периоды шероховатых отношений, так это был результат взаимных недоговорённостей и отчасти вследствие человеческой слабости. Я всегда видел в тебе гордость своей жизни и утешение <…>

 

Проводя тебя, мы с мамой сели на трамвай и за всё время пути трамвая никто друг другу слово не сказал. Я не мог слова промолвить от того, что слёзы душили, а мать совсем раскисла. Поэтому в эти тяжелые минуты душевного переживания, мы считали сохранять молчание святое чувство к любимой нашей дочери. Этот отъезд чрезвычайно тяжел, необъяснимая грусть оказывает давление на всё самочувствие. Да и к тому же условия жизни не весёлые.

 

Вот Зиночка! Ты ждала наших писем, а мы ждём твоего ответа на наши письма. Ведь мы послали восьмого февраля заказное письмо со справкой. Передо мной лежит талон за номером 53 на заказное отправление. Завтра пойду на почту и подам заявление о поиске письма. Поэтому вышло общее недоразумение, которое очень встревожило. Я не знал, на что думать и с тяжелым чувством высказывал вслух страшную мысль: «Уж не вышла ли ты тихонько замуж, ну и утаивает нам признаться»<…>

 

В течение месяца мы посылаем тебе пятое письмо. И вот в течение месяца мы сохранили свежую память о моменте разлуки с тобой. Зоиночка, мы рады, что ты устраиваешься сносно.

 

Милая дочурка, ведь здесь в Москве стало плохо. Ужасная дороговизна, ужасная теснота и неприятность. Очень хорошо, что ты проводишь время весело. Если в кого влюбишься, так ты не скрывай, напиши нам, этим не обидишь нас. Мы тебя любим, а отсюда и все последствия вытекают. Возраст уже наступил, можно ко всему готовиться. Впрочем, это твоё дело. Мы представляем себе в настоящее время нашу дорогую дочурку такого, как мы при всём нашем желании смогли собрать в далёкую долгую разлуку. Чем богаты, тем и рады сделать тебе приятное удовольствие. Твоё письмо последнее и первое прочёл все Чижовым. На них оно произвело глубокое впечатление. Екатерина Яковлевна была так тронута, на глазах появились слёзы. А сам дедушка сказал, написано умно и хорошо, что отрадно послушать<…>

 

Я очень рад, что вас привёз к себе и ты, закончив, хотя даже образование, уже идёшь другой дорогой, чем мы. У вас другое общество, другое положение и иные условия. Я с чувством гордости, радости смотрю на успех твоей жизни, как на дар нам природы в знак утешения. К чему я всё стремился, к счастью, то и совершилось.

 

На днях я проезжал на трамвае мимо коровьего брода, смотрю вывеску: Высшее химико-технологическое училище. Думаю, вот она – школа окончательного завершения высшего образования нашей дочери. Надеемся и ждём, что это не будет отодвинуто жизнью на задний план<…>

 

На днях вышлем тебе ещё письмо. Будь здорова и весела. Не забывай нас. Любящие тебя и только думающие о тебе папа, мама и Слава. Целуем, обнимаем тебя».

Письмо из семейного архива Людмилы Гнитеевой, источник

Инфографика "21 необходимое условие для самостоятельной игры ребенка"